Ноябрьский номер "Нижегородского адвоката" дает аннотацию на статью, опубликованную в журнале "Уголовный процесс", в которой рассказывается о работе адвоката Г.Н.Козырева по делу, завершившемуся вынесением оправдательного приговора.
Уголовное дело в отношении главы местной администрации одного из поселений во Владимирской области было возбуждено в 2009 году. Поводом к оперативной разработке послужила информация о том, что глава поселения выдает жителям различные справки за деньги.
Получив постановление органа дознания на проведение «эксперимента», оперативные сотрудники, снабдив некоего гражданина двумя помеченными пятисотрублевыми купюрами и техническими средствами аудио и видео записи, направили его в здание администрации. Выйдя из администрации уже со справками, он направился к оперативникам, которые тут же проследовали в кабинет, где на полу между шкафом и стеной у входа были найдены деньги, факт получения которых чиновник отрицал.
 
Обвинение
 
В ноябре 2009 года по данному эпизоду было возбуждено уголовное дело по ч.3 ст.290 УК РФ получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие).
Спустя 8 месяцев после возбуждения дела тот же следователь возбудил по тому же эпизоду новое дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ – служебный подлог, объединив дела в одно производство.
Еще через три месяца дело о взятке было прекращено за отсутствием состава данного преступления, а в мае 2011 года в суд было направлено дело по обвинению главы муниципального образования в служебном подлоге.
Аудио-видеозапись суду представлена не была. Как рассказывает адвокат Геннадий Козырев, она не могла быть включена в перечень доказательств, так как эксперимент, в ходе которого получена, был признан недопустимым доказательством еще на предварительном слушании. В число доказательств были включены протокол осмотра места происшествия, протокол выемки двух справок, протокол осмотра справок, постановление о признании справок вещественными доказательствами, протокол осмотра предметов, постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, акт добровольной выдачи справок, справки за подписью главы муниципального образования.
 
Защита
 
Адвокат указывал, что оперативные мероприятия были проведены на основании одного и того же постановления органа дознания, при этом «какого-либо разрешения от начальства либо санкции от суда на данный оперативный эксперимент получено не было»...
Защита отмечала, что использование спецтехники слежения и перехвата разговора, как части «оперативного эксперимента», не сопровождалось предоставлением гарантий, препятствующим различным возможным злоупотреблениями и, соответственно, ее использование было произвольным и не соответствовало требованиям законности. Что, в свою очередь, влечет нарушение ст.8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Защита ссылалась на позицию Европейского Суда по правам человека, который фактически предлагает органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в подобных случаях получать судебные решения. В частности, Большой Палатой Европейского суда по правам человека 10.03.2009 года вынесено постановление по делу «Быков против Российской Федерации»(жалоба № 4378/02), в котором констатировано нарушение властями РФ положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выразившиеся в проведении без разрешения суда негласного оперативно-розыскного мероприятия – «оперативный эксперимент» с использованием скрытого радиопередатчика.
Надо сказать, что  для российской правоохранительной системы эти доводы не пустой звук. Дело в том, что еще в феврале 2010 года заместителем Генерального прокурора РФ. В.Я.Гринем в адрес прокуроров субъектов Российской Федерации разослано информационное письмо от 04.02.2010 №69-11-2010, в котором указывалось:
...Нормами законодательства об оперативно-розыскной деятельности до настоящего времени данный вопрос не определен. Вместе с тем, Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), решения Европейского Суда по правам человека - в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права дается толкование содержанию закрепленных в Конвенции прав и свобод, являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться правоприменительными органами при применении соответствующих норм права.
Об изложенном сообщается для недопущения в дальнейшем выявленных Европейским Судом нарушений Конвенции, а также для учета в практической деятельности...»
Не остались без внимания защиты и вопросы квалификации. Ведь неотъемлемым признаком состава преступлений, предусмотренных как ст.290 УК РФ, так и  ст.292 УК РФ, является корыстная  заинтересованность...к выводу об отсутствии которой следствие пришло, прекращая дело по обвинению в получении взятки!
Журнал «Уголовный процесс» пишет:
«Судебное разбирательство дела пошло всецело по сценарию защиты, которая не только указала на неприемлемые нарушения, допущенные оперативниками и следствием, но и, проведя свое расследование, сумела изобличить свидетелей обвинения во лжи.
Суд удовлетворил ходатайство защиты об исключении из материалов дела доказательств, полученных по итогам оперативного эксперимента...
Удовлетворив данное ходатайство, суд удалил из дела практически всю основную доказательную базу обвинения, включая протоколы осмотра места происшествия, изъятия и осмотра денег и т.д. Более того, адвокат попросил также признать недопустимыми доказательствами те из них, которые были связаны по времени с проведением незаконного оперативного эксперимента. Показания оперативников, понятых... также были исключены».
Следствие не смогло доказать существование связи между деньгами, найденными в кабинете главы администрации, и выданными справками. Возникли у защиты и сомнения в правдивости показаний гражданина, якобы передававшего чиновнику деньги.
Оперативный работник доказывал, что к операции было привлечено случайное и незаинтересованное лицо, с которым сотрудник милиции ранее знаком не был.
Адвокат же выяснил, что данный гражданин ранее работал в милиции водителем и более того, уже участвовал в подобных операциях вместе с тем же оперативным сотрудником. Что касается свидетелей защиты, они показали, что непосредственно сам глава администрации справки не заполнял, денег не получал...
 
Итог
 
Суд вынес оправдательный приговор. Кассационным определением 28.03.2012 года оправдательный приговор районного суда был оставлен в силе.
В июле 2012 года районный суд взыскал 210 тыс. рублей в пользу оправданного в качестве компенсации оплаты услуг адвоката и еще 500 тыс. рублей в качестве возмещения морального вреда за незаконное уголовное преследование. Решения оставлены в силе кассационной инстанцией.
(Подробнее дело освещено в журнале «Уголовный процесс», сентябрь 2012 года).
 
Ссылки на этот материал:
http://pravorub.ru/articles/20261.html