603000, г. Нижний Новгород,
ул. Костина, 7/1, офис 2

тел. +7 831 434 12 58

603000, г. Нижний Новгород,
ул. Костина, 7/1, офис 2

тел. +7 831 434 12 58

Проблемы исполнения судебных решений

Общественное мнение по вопросу «какая самая главная проблема стоит перед вновь избранным президентом» оказалось единогласным – проблема правосудия, заключающаяся в отсутствии уважения к суду.
Причин для данной проблемы достаточно, одной из них является часто встречающееся неисполнение, игнорирование судебных решений в принципе, и в частности, принятых на стадии досудебного производства. Речь прежде всего идет о проблемах исполнения судебных решений, принятых в порядке статьи 125 УПК РФ. Если точнее, то проблема заключается в неисполнении данных судебных актов.

Поскольку такие решения касаются дознавателей, следователей, руководителей органов дознания и следствия и прокурорских работников, то опасность заключается в том, что не исполняются такие решения должностными лицами, которые в первую очередь должны помнить и соблюдать требования ст.392 УПК РФ, статьи 6 ФКЗ от 31.12.1996 года № 1-ФКЗ « О судебной системе Российской Федерации», заключающиеся в том, что вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. 
Неисполнение указанных судебных актов влечет за собой ответственность, предусмотренную ст.315 УК РФ.
Исходя из собственного опыта могу утверждать, что более половины постановлений, принятых в порядке ст.125 УПК РФ, не исполняется должностными лицами, которым они адресованы, либо полностью, либо в разумные сроки.
Причины неисполнения различны. Порой должностные лица не знают, как устранить допущенное нарушение. Эта причина может быть устранена только путем повышения правовой грамотности. Но более часто приходится встречаться с умышленным неисполнением судебных постановлений. При этом должностные лица, обязанные их исполнять, прикрывают игнорирование исполнения судебных актов различными доводами и способами. В частности, заявлениями о том, что законом не предусмотрен срок исполнения таких постановлений суда.
Действительно, в УПК РФ нет специального срока для исполнения судебного акта, принятого в порядке ст.125 УПК РФ. Статьей 391 УПК РФ урегулирован лишь порядок вступления определения или постановления суда в законную силу и обращения его к исполнению. Определение или постановление суда первой или апелляционной инстанции вступает в законную силу и обращается к исполнению по истечении срока его обжалования в кассационном порядке либо в день вынесения определения суда кассационной инстанции.
Согласно части 1 статьи 393 УПК РФ обращение к сиполнению постановления, определения суда возлагается на суд, рассматривавший дело в первой инстанции.
Исходя из положений статьи 2 Конституции РФ о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства, а также из содержания статей главы 46 УПК РФ можно констатировать, что должностные лица, получившие постановление суда, вступившее в законную силу, обязаны немедленно приступить к его исполнению. 
Поскольку решение суда о признании действия ( бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение , по существу, является указанием, то по аналогии с частью 6 статьи 162 УПК РФ такое указание должно быть исполнено в срок, не превышающий одного месяца со дня поступления постановления суда к должностному лицу, на которое возложена обязанность по устранению допущенного нарушения.
Таким образом, ответ на вопрос «в течение какого срока должно быть исполнено постановление суда» уже в настоящее время может быть дан по аналогии действующего уголовно-процессуального закона.
Ссылка на отсутствие законодательно закрепленных сроков для исполнения постановлений суда – самое безобидное, что могут предложить должностные лица, не исполняющие его. Сложнее, когда встречаешься с умышленным созданием препятствий для их исполнения.
Так, постановлением Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от 01.07.2010 года признано незаконным постановление следователя по ОВД СО СУ ЦАО при ГУВД г.Москвы о принятии дела к производству. Поскольку все события, связанные с якобы совершенным преступлением происходили в г.Н.Новгороде, то очевидно, что в нарушение требований ст.152 УПК РФ предварительное следствие в г.Москве являлось незаконным. Но так как возбуждение уголовного дела следователем СО СУ ЦАО при ГУВД г. Москвы было одним из способов рейдерского захвата гостиницы « Нижегородская», никто не торопился исполнять постановление суда, признавшего производство предварительного следствия в г.Москве незаконным. В целях прикрытия незаконности бездействия следователь приостановил производство по делу на основании п.4 ч.1 ст.208 УПК РФ в связи с якобы имеющимся тяжелым заболеванием подозреваемого. При этом следователь не уведомил подозреваемого, что он, подозреваемый, тяжело болен и в связи с этим производство по делу приостановлено. О наличии такого постановления защите стало известно спустя 10 месяцев , после того как были направлены жалобы во все возможные инстанции как по линии прокуратуры, так и МВД РФ, а также на имя Президента РФ. Кроме того, в этот период было получено еще одно постановление этого же суда о признании незаконным бездействия руководителя следственного органа по устранению нарушений, установленных судом 01.07.2010 года.
В качестве еще одного примера «причин» для неисполнения судебного акта, принятого в порядке ст.125 УПК РФ, можно привести постановление Канавинского районного суда г.Н.Новгорода от 17 января 2010 года, которым было признано незаконным постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству следователем СУ ГУ МВД РФ по ПФО. Руководство « исполнило» постановление суда – передало данное уголовное дело в ГСУ ГУ МВД РФ по Нижегородской области, где благополучно продолжили расследование со ссылкой на то, что постановление суда адресовано не им.
Примеров подобных курьезных способов неисполнения постановлений можно привести много, и появляются они благодаря тому, что имеется убежденность в отсутствии ответственности за неисполнение постановлений суда, принятых в порядке ст.125 УПК РФ. Считаю такое утверждение ошибочным, поскольку в настоящее время имеется достаточно рычагов для понуждения к исполнению судебных актов, том числе посредством привлечения к ответственности.
Можно назвать два пути решения этого вопроса.
1. Побуждение самих судов принимать предусмотренные законом меры к должностным лицам, не исполняющим, вступившие в законную силу постановления суда;
2. Привлечение виновных в неисполнении судебных решений должностных лиц к дисциплинарной, административной и уголовной ответственности.  
Побудительным мотивом для судов в принятии предусмотренных законом мер к должностным лицам, виновным в неисполнении постановлений, принятых в порядке ст.125 УПК РФ, должно являться требование статей 18, 46 Конституции РФ, согласно которым каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, деятельность законодательной, исполнительной власти и местного самоуправления по применению законов обеспечивается правосудием.
Как указал Конституционный Суд РФ в своем определении от 18.012011 года № 45-Щ-Щ « По запросу Ленинградского окружного военного суда о проверке конституционности положения части 1 статьи1 Федерального закона « О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» данное право предполагает в качестве неотъемлемого элемента обязательное исполнение судебных решений. Это нашло законодательное закрепление в статье 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ « О судебной системе Российской Федерации», устанавливающее обязательность и неукоснительное исполнение для всех без исключения органов и должностных лиц вступивших в законную силу судебных актов на всей территории Российской Федерации; неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом ( ч.1 и 2 статьи 6 ). Конституционный Суд РФ подчеркнул, что это требование корреспондирует положениям статьи 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, провозгласившей обязанность государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека (в его интерпретации Европейским Судом по правам человека), который в своей практике исходит из понимания исполнения судебного решения как неотъемлемого элемента права на суд и признает, что нарушение этого права может приобрести форму задержки исполнения решения.
Законом РФ от 26.06.1992 года № 3132-1 ( ред. от 08.12.2011 года) « О статусе судей в Российской Федерации» ( ст.3 )на судей, констатирующих данное нарушение, возложена обязанность соблюдения Конституции РФ и законов. 
Следовательно, в том случае, когда суд удовлетворяет жалобу в порядке статьи 125 УПК РФ и признает постановление или иное решение и действие ( бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора незаконным и необоснованным, то , во-первых, им установлено, что указанные выше постановления, действия или бездействия причиняют или способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затрудняют доступ к правосудию, а во-вторых, они являются незаконными и необоснованными. 
Исходя из вышеизложенного следует вывод о том, что неисполнение судебного акта является нарушением конституционно гарантированной защиты прав и свобод гражданина, и суд обязан реально обеспечить исполнение своих решений.
В настоящее время у суда имеются достаточные средства для понуждения к исполнению судебных постановлений, принятых в порядке статьи 125 УПК РФ. В частности, в части 4 статьи 29 УПК РФ закреплено право суда в случае выявления при рассмотрении дела нарушения прав и свобод гражданина , а также других нарушений закона, допущенных при производстве дознания, предварительного следствия, вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Об этом же указано и в п.20 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.02.2009 года №1 « О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации». С учетом вышеизложенной позиции об обязанности судей как самим соблюдать Конституцию РФ, так и обеспечивать ее соблюдение всеми без исключения гражданами, должностными лицами, органами и организациями , это право суда не может зависеть от субъективного желания или нежелания суда выносить такое частное определение. Не вынесение его по инициативе самого суда, либо отказ в удовлетворении ходатайства о его вынесении должен расцениваться как неисполнение судом возложенных на него Конституцией РФ и Законом «О статусе судей», а также ст.11 УПК РФ профессиональных обязанностей.
Практика показывает, что суды крайне редко применяют ч.4 ст.29 УПК РФ при рассмотрении жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ, объясняя это тем, что вынесение частных определений является правом , а не обязанностью суда, а также нежеланием «испортить отношения с правоохранительными органами». Этим самым подрывается авторитет правосудия и судебной системы.
Между тем, вынесение частного определения является первым шагом для принятия дальнейших санкций к должностным лицам, не исполняющим постановления суда. 
Частные определения или постановления в адрес органов дознания, следствия или прокуратуры и их должностных лиц сами по себе могут рассматриваться как процессуальные санкции, а кроме того статьей 17.4 КоАП РФ установлена административная ответственность за оставление должностным лицом без рассмотрения частного определения или постановления судьи, либо непринятие мер по устранению указанных в определении или постановлении нарушений. Хотя сама по себе санкция по данной статье – административный штраф в размере от 500 до 1000 рублей - вызывает улыбку, однако привлечение к административной ответственности должностных лиц за непринятие мер по частным определениям или постановлениям суда может расцениваться в зависимости от того, какие конституционные права и свободы гражданина были нарушены при расследовании уголовного дела, либо как однократное грубое нарушение служебной ( трудовой) дисциплины, либо как неисполнение возложенных на должностное лицо обязанностей и повлечь за собой увольнение со службы или из органа.
Основания для данного вывода предусмотрены: 
п.5,6 ч.1 Трудового кодекса РФ;
ст. 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» № 79-ФЗ от 27.07.2004 г.;
Ст.28, 30 ФЗ РФ « О следственном комитете РФ» от 28.12.2010 года № 403-ФЗ, Положения о следственном комитете РФ в редакции Указа Президента РФ от 19.01.2012 и 13.03.2012 № 297;
п.п.12 п.142 Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утв. Указом Президента РФ от 05.06.2003 года № 613 и другими нормативными актами, регулирующими обязанности должностных лиц и основания увольнения со службы из органов системы МВД РФ и прокуратуры.
Второй вариант решения проблемы исполнения судебных постановлений, принятых в порядке ст.125 УПК РФ – привлечение к дисциплинарной, административной, уголовной ответственности должностных лиц, обязанных устранить допущенное нарушение.
Кстати сказать, что при необходимости руководители пользуются правом привлечения к дисциплинарной ответственности за неисполнение судебных постановлений, не дожидаясь частных определений суда, было бы желание. Что же касается административной ответственности, то полагаю, что она возможна на основании ст.17.15КоАП РФ , которая предусматривает ответственность за неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера.
Считаю, что решение суда в части обязания конкретного должностного лица устранить допущенное нарушение, может быть отнесено к требованиям неимущественного характера. Следовательно, заинтересованные лица, в пользу которых состоялось судебное решение, в случае неисполнения его в добровольном порядке в срок, который был предложен выше, вправе обратиться в суд с заявлением о выдаче им исполнительного листа, который они могут предъявить в службу судебных приставов- исполнителей, по месту нахождения органа или должностного лица, обязанного устранить допущенные нарушения.
Данная позиция основывается на п.1 ч.1 ст.12 Федерального закона « Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 года № 229-ФЗ . Одним из видов исполнительных документов, направляемых судебному приставу- исполнителю является исполнительный лист, выдаваемый судами общей юрисдикции на основании принимаемых ими судебных актов. Указанная норма не содержит каких- либо ограничений по видам судебных актов, на основании которых выдается исполнительный лист. Следовательно, он может быть выдан и на основании постановления суда, принятого в порядке статьи 125 УПК РФ и не исполненного в установленные сроки.
В соответствии со ст.14 Закона « Об исполнительном производстве» судебный пристав- исполнитель выносит постановление, в котором, в частности, указывается срок, в течение которого должно быть исполнено решение, принятое по рассматриваемому вопросу. В случае неисполнения содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем, на основании ст.17.15 КоАП РФ на должностное лицо может быть наложен административный штраф в размере от десяти до двадцати тысяч рублей. 
Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований в срок, вновь установленный судебным приставом- исполнителем после наложения административного штрафа, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц от пятнадцати до двадцати тысяч рублей. 


Наконец, о наличии специальной уголовной ответственности за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта, предусмотренной ст.315 УК РФ, упоминается как в ст.392 УПК РФ, так и в ст. 6 ФКЗ от « О судебной системе». Однако, на настоящий момент отсутствует какая- либо практика привлечения к уголовной ответственности по ст.315 УК РФ. Напрашивается вопрос, есть ли необходимость в принятии специального закона об ответственности за неисполнение судебных актов, принятых на стадии досудебного разбирательства, если не работает ни одна из действующих норм. Убеждена, что нет. На мой взгляд, действительная проблема неисполнения данных актов заключается лишь в отсутствии воли суда к обеспечению как авторитета судебной власти, так и итоговых актов суда.

Реклама

603000, г. Нижний Новгород, ул. Костина, 7/1-2,  тел. +7 831 434 12 58